"Очевидно, что государство стремится занять место в нашем сознании, ранее принадлежавшее Богу".
М. Аллио

 

You are here

По обе стороны секты

Сообщение о том, что оперативники накрыли секту под Новосибирском всколыхнуло не только российскую общественность. В коттедже доморощенного гуру находились те, кого считали пропавшими без вести. Среди них была и 17-летняя минчанка. Вернувшись на родину, она утверждала, что никакого разврата там не было. Но изъятые в коттедже вещдоки, свидетельствовали об обратном. Найденные видеокассеты со сценами групповых оргий шокировали оперативников. "Гуру" задержали, адептов отправили по домам. Через некоторое время Руднева отпустили. Уголовное дело против него не возбуждено... 

Кто на новенького? 

В организации подобного рода приходят добровольно. По словам Наталии Кутузовой, кандидата философских наук, эксперта по проблемам современной религиозности, причины, по которым люди попадают в секты, самые разные. И каждая секта ориентирована на определенную аудиторию.

 По словам Екатерины Агеенковой, кандидата психологических наук, эксперта Аппарата Уполномоченного по делам религий и национальностей, ситуация усложняется тем, что руководители многих религиозных организаций работают преподавателями в учебных заведениях, тренерами в спортивных секциях. Их ученики - потенциальные адепты.

 Можно ли их ликвидировать?
 О том, сколько в нашей стране сект, можно только догадываться. Число же зарегистрированных религиозных организаций перевалило за три тысячи.
 
 - В Беларуси, - поясняет Наталья Кутузова, - при регистрации религиозной организации руководитель должен представить документы, отражающие отношение организации к семье, здоровью своих адептов и т.д. И только после этого принимается решение о регистрации.
 Ликвидировать религиозную организацию непросто. Это возможно, если суд установит факт правонарушения. Зачастую единственный козырь в руках оперативников - это свидетельские показания самих адептов. А они, как правило, молчат. К тому же у таких организаций очень хорошие адвокаты. Несколько иная ситуация, если секта наносит ущерб здоровью несовершеннолетнего. В этом случае заявления родителей достаточно для возбуждения уголовного дела. 

Испытано на себе 

Воздействие сектантства я решила испытать на себе. Выбрала одну из религиозных общин. Прихожу. У входа - приятной внешности мужчина, улыбка до ушей.
 - Я в первый раз.
 - Проходите, присаживайтесь.
 Едва успела устроиться на одном из задних рядов, ко мне стали подходить люди, здороваться за руку, знакомиться. Подумала: ну как могут десятки человек сразу полюбить тебя?
 Потом подошла женщина с такой же лучезарной улыбкой, предложила сесть рядом с ней и вместе изучать их святую книгу.
 Собрание началось с молитвы. Моя наставница вежливо попросила встать. Что представляет из себя их молитва? Нечто среднее между благодарственной речью "Мисс мира" и заклинаниями какого-то дикого племени. В огромной комнате - преимущественно женщины, причем всех возрастов. Мужчин мало. Очень много детей.
 
Вскоре мне стало неинтересно. Хотелось уйти. Потом я потихоньку стала засыпать. Но моя новая подруга не "дремала" и по ходу собрания вводила в курс дела.

 Пик моего внутреннего протеста пришелся на анализ статьи в периодическом издании. Ее разбирали по небольшим кусочкам. Старейшина задавал вопросы. Адептов опрашивали до тех пор, пока не прозвучит нужный ответ. После этого глава организации повторял еще раз правильный ответ. Тут особый смысл. Старейшине надо вложить в головы адептов определенные постулаты. Отвечающего обязательно хвалят. Самооценка его от этого повышается, а лицо сияет счастьем.

 И вот - заключительная молитва. "Спасибо тебе, Боже, за то, что мы тут собрались..." Собрание закончилось. Моя новая знакомая оставила свой номер телефона, я обещала позвонить. Уже через секунду меня как ветром сдуло оттуда. И хоть запланировала посетить несколько собраний, поняла: еще раз этого не выдержу.

 Может, кто-то скажет: а что тут плохого? Люди молятся, почитают своего Бога. Но опасность в том и состоит, что поначалу все кажется очень безобидным.

Все средства хороши?

Почему лидерам сект годами удается концентрировать вокруг себя большое количество людей? Эксперт Наталья Кутузова говорит об использовании целого спектра технологий. Во-первых, это тотальный контроль. Ситуация, когда все друг за другом следят, - норма. Личная жизнь, личность уходят куда-то на второй план, исчезают. Также используется "бомбардировка любовью" - все друг к другу прикасаются, говорят, как они друг друга любят. Человек, у которого есть коммуникативные проблемы, чувствует свою значимость и со временем становится зависимым от такого общения.

Как рассказала Наталья Кутузова, во многих организациях адептов ограничивают в пище (м.б. имеется в виду религиозный пост - ред.). От недоедания организм ослабевает, человек теряет способность объективно оценивать ситуацию.

Потерянный "рай"

В начале 90-х 21-летняя Оля, имея диплом торгового техникума, продавала фрукты на одном из минских рынков.
 Работа ее не устраивала, личная жизнь тоже как-то не складывалась. Одним словом, плохо было все. Светом в окошке стала религиозная община, куда Олю привела подруга. В организации все интересовались ее жизнью, сочувствовали, говорили, как ее любят и как она важна для них. Оля в свою очередь ходила на собрания, вербовала новых последователей, отстаивала учение перед родными. Отказалась от дискотек, подчеркивающей фигуру одежды, университета, в котором училась заочно. Она даже с работы уволилась, чтобы больше времени отдавать служению. Устроилась уборщицей на полставки. Только вот обещанное счастье не приходило.

 И быть бы Оле в этой общине и по сей день, если бы не случай.
 На одно из собраний пришел молодой человек, девушке он сразу понравился. Стали созваниваться, о встрече наедине и речи не могло быть - грех. Но Стас, так звали парня, начал сомневаться в добрых намерениях старейшин и попытался докопаться до сути проповедуемого учения. Наставникам это не понравилось, и его попросили больше не приходить.

 - Теперь я для них тоже представляла опасность, потому как общалась с сомневающимся. Исключить меня надо было любыми правдами и неправдами, - вспоминает Оля.

 Старейшины зацепились за проблемы в семье, устроили свой суд. Приговор - грешна.

 Самое трудное для Оли было расставание с людьми, которых она считала своими друзьями. Ведь адептам запрещено разговаривать с исключенными. Сейчас Оля понимает, что любви, о которой твердили старейшины, не было и в помине. Основная цель - не обогатить духовно людей, а превратить их в стадо. И для этого нужно, прежде всего, изолировать их от внешнего мира.
 - Они проводят бесконечные встречи, - рассказывает Оля. - Все делают для того, чтобы люди не думали, а заучивали то, что скажут.
 
В обязанности Ольги, как и других адептов, входило проповедование учения.
 - Ежемесячно я отчитывалась за эту работу. Меня учили, как вести беседы с людьми. Оговаривался даже темп речи. Диалоги репетируют... Есть определенные стандарты, по которым надо говорить с представителями разных религий. Сектанты внешне доброжелательны, но религиозно нетерпимы.

 Сейчас Ольга учится заочно в университете. Мечтает построить приют для бездомных животных и написать книгу о том, как она потеряла свои лучшие одиннадцать лет жизни. Отношения с миром ладятся у нее с трудом.

Думайте!
 На постсоветском пространстве массовое нашествие всякого рода "гуру" началось в конце 80-х - начале 90-х годов. Одна из причин - распад коммунистической системы: старые идеалы уже неактуальны, новые еще не появились. Народ шел туда, куда звали.
 
На вопрос, с какой целью создаются секты, и Екатерина Агеенкова, и Наталия Кутузова ответили однозначно. Оба эксперта подчеркивают, что секта - это система. И, как правило, это международная организация. Адепты - абсолютно послушная масса. Создавая секты, их основатели ищут больших денег, власти и возможности влиять на политику.
 
В нашей стране - свобода вероисповедания. И каждый гражданин сам решает, во что верить, а во что нет. Только вот не надо путать веру и фанатизм. Потому как еще в книге всех книг - Библии - сказано:
"Не сотвори себе кумира".

Надежда Супрун, "Вечерний Минск" (c сокращениями)

P.S.     Кутузова Наталия Александровна — кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры политологии и гуманитарных дисциплин.
    В 1991 г. окончила с отличием Белорусский государственный университет, исторический факультет. В 1991-1994 гг. обучалась в аспирантуре по специальности "История философии" (Институт философии НАН Беларуси). Тема диссертации: "Социально-философская и этическая мысль Беларуси конца XVI- первой половины XVII вв.". В 2005 г. присвоено ученое звание доцента по специальности "философия".
    Является заместителем главного редактора научно-методического журнала.
 

Уваход для карыстальнікаў